Вопрос задавал наполеон женщинам при знакомстве

Book: Наполеон и женщины

Летиция Бонапарт, женщина, наделенная выдающимся умом в той же мере, . При Терроре многих производили в бригадные генералы; и столь же . стороне жизни и, не имея денег, водила ценные знакомства. .. Поскольку беседу направлял он и в основном задавал вопросы, его пробелов не замечали. При взятии города пало человек: достаточно, чтобы предать Париж факты Отечественная война года, длиннопост, париж, Наполеон чтобы спросить у проходящей мимо женщины, как называется этот мост и как И многие, наверное, задавали себе вопрос: "Они что, идиоты или безумцы?. Знакомства Десять лет он задавал себе вопрос, бесплоден ли он сам, или Беньо, министр полиции при Людовике XVIII, утверждал, что его " Наполеон вызвал эту женщину (Полину) на остров Эльбу, чтобы.

Но в самом деле — кто еще принес в комнату чемодан? Остужев не исключал даже, что она слышала весь разговор. Ему стало интересно — так же лестно отзывалась бы Мари о Баррасе, если бы представляла, каков он на самом деле? Никто из троих не знал, что в то же самое время, когда они покинули зал для свидания с Баррасом, Жозефина Богарне также отправилась на встречу.

Извинившись перед гостями за то, что на минуту покидает их, она поднялась по другой лестнице на третий этаж, где ее ожидал среднего роста лысый мужчина со шрамом на щеке. Все это может сильно скомпрометировать. Надеюсь, вы не этого добиваетесь?

Мне требовалось быть уверенным, что кое-кто не узнает о нашей встрече. Мы могли увидеться утром. То есть в нем, конечно, тоже, но еще важнее люди, которые прямо сейчас говорят с. И кое- кто наверняка обеспечивает им безопасность, следит, чтобы никто не подслушал.

Я этого не люблю. А что касается того, кто может многое подслушать в твоем доме, то… Я не стану ничего утверждать наверняка, но малышка Мари лично мне сильно подозрительна. Дело у меня к тебе пока простое: Он протянул собеседнице фигурку кролика, подвешенную на серебряной цепочке. В сущности, недалекая, но очень любопытная женщина, Богарне тут же схватила украшение и внимательно рассмотрела.

Book: 10 женщин Наполеона. Завоеватель сердец

И уж точно не понравится Баррасу — как ни странно, у него тонкий вкус. Этот кролик должен касаться твоего тела, когда ты общаешься с Баррасом, в других случаях лучше носи его в кармане. Я не фигурку имею в виду, а… В общем, соври ему что-нибудь: А пока спрячь куда-нибудь, начни завтра. О чем тебе шептал прошлой ночью любовник? Баррас не дурак и разговаривать со мной о делах не станет.

Говорил, что хочет отдохнуть и скоро мы отправимся за город. Немедленно спрячь фигурку и никогда не смей надевать ее, когда встречаешься со мной!

Это только для Барраса, ясно?! Не знаю, зачем ему это понадобилось… Но что я могла сделать? Я полностью в его руках. Да что там гильотина, мне и самому тебя прикончить не сложно. Ладно, с кроликом разобрались. И старайся не показывать посторонним. Впредь рассказывай мне обо всем, что делает Баррас, понятно? Негодяй собрался бежать, вот и прибрал к рукам все ценное.

Но не волнуйся, его не отпустят. И я никак не могу решить: И сама расспрашивай его, работай! А кто помог тебе стать любовницей Барраса, ты забыла?

Да каждая женщина в Париже скажет, что это — очень щедрая плата. Этот развратник только для государственных дел скуп, а уж тебе досталось от него немало, взять хоть этот дом. Поэтому делай, что тебе говорят. Впрочем, прятаться Колиньи не собирался — на приеме у Богарне он присутствовал вполне официально, в качестве отставного военного, прославившегося удачными действиями против мятежников в Вандее. Спустившись в зал, он раскланялся с несколькими знакомыми, а у дверей задержался, сделав незаметный знак пышногрудой брюнетке.

Минуту спустя та оставила окружавших ее молодых людей и подошла к Колиньи. И врут эти французы так, что любой итальянец покраснел. Графиня Джина Бочетти совсем недавно прибыла в Париж из Италии. На родине некоторые знали ее под другими именами. Во Франции теперь это обычное дело — стать генералом раньше, чем отрастут усы. Сойдись с ней поближе и присматривай на расстоянии. Что ж, мне, пожалуй, по душе. Я пришлю человека с деньгами вечером. Какой-то известный несколько лет назад генерал, теперь голодает и чуть ли не побирается в поисках места.

Впрочем, я учту, что он в Париже, такой может однажды и пригодиться — униженный, злой, жаждущий вернуться к славе. Если сможешь сблизиться с Богарне, следи, чтобы эта дура не потеряла кролика.

И смотри, не влюбись в нее сама! Колиньи поклонился и покинул прием, скрывшись в неспокойной парижской ночи. Александр не задавал вопросов, как и было приказано, и ждал, что шеф скажет что-нибудь. Наконец, напившись кофию, Карл Иванович ласково посмотрел на секретаря и произнес: Да и рассмотрел я ее не особенно хорошо.

Да, молоденькая, ты тут особо-то не заглядывайся. Но сегодня молоденькая, знаешь ли, а завтра уже и в самый. Впрочем, я не об. Он ведь человек непростой и в людях разбирается получше даже. Ты ему понравился, просит по окончании нашей миссии оставить тебя во Франции. У него тут людей не хватает.

ЧТО НАПИСАТЬ ДЕВУШКЕ? УЗНАЙ 11 СЕКРЕТОВ В ПЕРЕПИСКЕ С ДЕВУШКОЙ. Вастикова

И когда придется решать, подумай хорошо, ты в семье один сын. Только то и спасает, что за нас Дюпон мстить будет, вот враги и сидят, выжидают. Потому что главное дело в Париже мы уже сделали, остановили бегство Барраса. Дюпон поставил на него, верно это или нет — ему виднее. Боюсь, в европейской политике вообще приходит время мерзавцев.

Но с ними, как видишь, легко договориться. Теперь мы с тобой посмотрим, как Баррас будет решать свои проблемы. Ну, и еще кое-какие дела у меня есть, тебя, прости, они пока не касаются. Ты пока можешь немного отдохнуть. Я про Мари почему спросил? Потому что Дюпон предлагает вам вместе погулять по городу. Он же просит тебя оставить, забыл? Ну, Мари на тебя посмотрит, ты на Мари. Это тоже полезно, волнует она. Дюпон доверяет ей целиком и полностью, а девочке всего-то четырнадцать годков. Вот посмотри, не увидишь ли какого изъяна свежим глазом.

Про Барраса поговори с ней, про террор, только осторожно. А по дороге город посмотришь. Интересный город Париж, не Санкт-Петербург, но интересный. Иди, одевайся, она зайдет уже через час. Неспешное предложение, по сути, было приказом. Александр надел лучший костюм, причесался, на всякий случай сунул в карман пистолет и вышел на улицу встречать Мари. Ему почти все оставалось непонятным. Что за организация, в которую он не вступал, но на которую фактически работает, получая деньги из казны?

Почему ему можно спокойно разгуливать по городу, если рядом могущественные враги? Отчего, наконец, он так понравился Дюпону?

Book: Наполеон. Победителей не судят

Во Франции наверняка хватало толковых людей. Париж, между тем, жил своей жизнью. Доносились крики торговцев с расположившегося неподалеку рынка. От Сены несло нечистотами, и этот запах резко контрастировал с красавицами, которые, оголив плечи, проходили мимо, смело поглядывая на Александра.

К такому он не привык, но ему это нравилось. Он начинал понимать, что это такое — запах свободы. Да, иногда она и кровью пахнет, а иногда навозом, но это плата за горящие глаза парижан.

Вот люди ходят, гордо подняв головы и улыбаясь. В России такого не увидишь, а они вышли на бой и одержали победу, а потом смогли еще отбиться и от пруссаков, и от англичан. Люди улыбались, и Александр, чтобы не попасть под это обаяние свободы, твердил про себя: Эти же глаза парижан видели больше казней, чем глаза жителей какого-либо другого города, если не считать какие-нибудь совсем дикие края.

Свобода оплачена кровью, и кто знает, сколько крови ждет их еще впереди? Прямо перед ним оказалась Мари. Она приоделась, но теперь выглядела совсем девочкой. Простите меня, за вами не так легко уследить. Она, никуда не спеша и не испытывая никакой неловкости, молча смотрела ему в глаза, будто читала какую-то книгу.

Судя по скучающему выражению лица Мари, книга была не слишком захватывающей. В самые интересные места я вас не могу отвести, там небезопасно, а вас, как гостя, полагается беречь от неприятностей. Поэтому идемте на набережную. Она начала неспешно рассказывать что-то русскому гостю о городе, о его древней и великой истории.

Разговор тек непринужденно, иногда что-то спрашивал Александр, иногда Мари.

вопрос задавал наполеон женщинам при знакомстве

А в какой момент говорить стал почти исключительно он, Остужев даже не заметил. Девушка лишь направляла его речь короткими репликами. Просто я не очень люблю болтать, зато слушать — обожаю. Расскажите мне о Баррасе, Мари. Он показался мне очень интересным человеком.

Но, между прочим, напрасно. Пусть он подонок, но отчего-то Дюпон сделал ставку именно на. Баррас решителен, смел и очень умен. Другого такого человека во Франции сейчас. Если кто и сможет справиться с готовящимся мятежом, то это именно. Вопрос, правда, в том, не провоцирует ли кто-то саму Англию… А что ваш шеф, Штольц, рассказал вам об организации?

Остужев почувствовал, что краснеет. Было очень стыдно, что вот эта совсем еще молоденькая девушка знает в тысячу раз больше, чем. Ей доверяют, а ему, в сущности. Что ж, вы его подчиненный, ему виднее.

Вот он, идет по другой стороне улицы. Невысокий, в шинели, видите? Остужев поискал глазами и обнаружил молодого генерала, мрачно шагавшего, заложив руки за спину. Он явно никуда не спешил и просто убивал время прогулкой.

Нахмуренные брови свидетельствовали о том, что Бонапарт размышляет о чем-то весьма невеселом. Вы для этого меня сюда привели, специально? Вероятнее всего, он вражеский агент — вы понимаете, о каких врагах я говорю?

Впрочем, не понимаете, но не в этом сейчас. Вам тоже может пригодиться знакомство с. Кстати, обратите внимание на его. Остужев, в надежде узнать что-либо не от Штольца, так хоть от Мари, не стал больше сопротивляться.

Наполеон и женщины . Счастье в тени. ч.3

Скажете что-нибудь приятное ему или хоть о погоде, разговор и завяжется. Кстати, я дочь одного вашего знакомого.

вопрос задавал наполеон женщинам при знакомстве

Не успел Александр ответить, что все это как-то неловко и нелепо, как Мари привела первую часть плана в исполнение. Она просто-таки налетела на задумавшегося Бонапарта, вдобавок со всей силы наступив ему на ногу. Молодой генерал отшатнулся, чуть не врезался в стену дома, но сумел подхватить притворно падавшую девушку. Остужев тут же оказался рядом, несколько растерявшись, приподнял шляпу.

Но девушка, на вид смущенная, поправляла что-то в своем наряде, исподлобья поглядывая на Бонапарта. Александр Остужев, личный секретарь российского посланника со специальным поручением. Бригадный генерал Наполеон Бонапарт, к вашим услугам. России случайно не требуются толковые бригадные генералы?

С понижением на один чин? Представите мне вашу очаровательную спутницу? Девушка возвела очи горе — видимо, упоминать имя своего шефа она совсем не собиралась.

Но Александра больше интересовали глаза Бонапарта. Они были разного цвета! Правый — зеленый, а левый — голубой. Остужев слышал, что такое бывает, но сам встретил подобного человека впервые. Вероятно, именно это и имела в виду Мари, предлагая обратить на них внимание. Вероятно, я уже утомил вас своим обществом? Бонапарт снова заложил руки за спину, показывая готовность продолжать свое мрачное шествие по улице.

Глядя на его худое лицо, Остужев вдруг понял, что недавний герой Тулона, скорее всего, голодает. Мы как раз собирались это сделать. Остужев пригласил Бонапарта совершенно искренне — ему отчего-то стал сразу симпатичен этот корсиканец с заметным акцентом. С ним хотелось познакомиться поближе, несмотря на мрачное выражение лица.

Так хотелось бы узнать о них из первых рук… А еще папа говорит, что в Париже тоже скоро будет неспокойно, уже в который раз! Было ясно, что это положение вещей просто убивает. И мсье Баррас предпочитает иметь дело с.

Потому что если им вовремя платить, а еще лучше не мешать воровать, то они закроют глаза на то, чем занимается… Впрочем, это вам знать ни к чему. Наполеон снова поклонился и пошел прочь. Александр и Мари провожали взглядами его унылую фигуру, пока генерал не скрылся за углом. Даже про взятие Тулона ничего толком не слышал.

Какое он произвел на вас впечатление? Дюпон лишь приказал мне к нему присмотреться. И я вижу кое-что. Его худые щеки, его потертый мундир, а шинель я бы ему вообще посоветовала выбросить. Я вижу человека, переживающего очень тяжелые времена. А думать — не мое. Оставив Александра разозленным и растерянным одновременно, очень довольная собой Мари, не оглядываясь, прошла два квартала, свернула за угол, убедилась, что Остужев ее не преследует, и двинулась в совершенно другом направлении.

Получасом позже она вошла в неприметный дом и, поднявшись по лестнице, постучала в дверь. В России-то все тихо? Как по-вашему, чего все-таки хотят арки? Западный клан убедился, что иначе справиться с нашим сопротивлением у них не получится. Они взорвали Францию, и теперь осталось только подчинить ее Англии. Наша армия, надо отдать должное, даже в нынешнем состоянии лучшая в Европе. Но мы еще поборемся. И лучше бы поторопиться с этим, Клод.

Они раскланялись, и русский ушел. Дюпон вернулся на диван и вопросительно посмотрел на Мари. Она секунду помедлила, потом решилась: Лейтенант вырос в генерала, выглядит плохо, недоедает.

Сколько ни наблюдали за ним, никаких связей с арками или англичанами не нашли. Но предмет-то ему передали! Значит, это не западные? Да и вообще, Бонапарт — артиллерист, а Баррасу хорошо бы пехотного генерала, честного и умного. Если восставшие победят, нам придется очень туго. Вслед за этим мятежом буржуа грядет мятеж роялистов, и тогда они возьмут верх. Новый король будет полностью подконтролен аркам, и нас просто начнут душить. Остается лишь надеяться на лучшее. Я знаю, ты ему благодарна, что он отомстил за твою семью.

Но Баррас не тот человек, которому можно доверить предмет. Что он с ним сделает — совершенно непонятно. К тому же чем ему поможет лев?

Храбрости ему и самому не занимать. Баррасу бы еще хоть пару верных батальонов… Так, с Бонапартом мы не то чтобы разобрались, но кое-что становится понятным. Честный, вроде бы умный. По-французски говорит совершенно без акцента, ну это ты знаешь.

Но не многовато ли русских? Антон вот вернулся из поездки. Тем более что Гаевского вербовал лично я, мне его никто не рекомендовал. А может быть, этот Остужев — беспредметник? Правда, он совсем молоденьким из дома удрал… В общем, вряд. А что ты собираешься поручить Антону?

Роль ему предстоит забавная: Ты говорила, у Богарне в доме какая-то служанка-воровка, да? Сделай так, чтобы Жозефина поймала ее на краже, ты знаешь. А потом порекомендуй свою знакомую девочку. У тебя и без того много дел, ты не можешь следить за Баррасом, кроме того, слишком хорошо к нему относишься. Пусть Гаевский понаблюдает за домом. А Остужева, скорее всего, я приму к. Нам бы только мятеж этот пережить! Тайная организация, представлявшая собой, по сути, союз контрразведок нескольких стран, вела борьбу с влиянием на европейскую политику арков — полупрозрачной расы человекоподобных существ.

Именно Дюпон, немало знавший о них, несколько лет назад сумел добиться внимания ряда высокопоставленных господ и заставил их поверить в страшную угрозу, нависшую над человечеством. Действовать открыто было невозможно — арки наводнили Европу своими агентами, способных натравить на их противников самих монархов.

Почувствовав сопротивление, арки стали действовать активнее и, пользуясь тем, что практически полностью контролировали британскую политику, развязали несколько войн. Наконец, была взорвана с помощью спровоцированной ими революции Франция. На людей Дюпона развернули настоящую охоту, и сам он не раз оказывался на волоске от гибели. Ясно только, что они решили получить всю планету.

Порекомендовать ему Бонапарта или все-таки не нужно?. Скажи, если бы у тебя была возможность, ты бы ушел искать Кристин? Кроме того, на кого я бы оставил тебя? Все так запутано… Кристин в прошлом, и я иногда прикидываю, сколько минуло лет с того момента, как мы расстались, высчитываю ее возраст и в то же время понимаю, как это глупо. В тот год ей было столько-то лет, а через десять лет — на десять лет больше, и так далее, и… Я запутываюсь.

Надеюсь, был и такой год, когда Кристин стала старше меня нынешнего. Она сидела с закрытыми глазами, прижавшись к Дюпону. Может быть, она с командой и кораблем вернулась в то время, откуда мы с ней оба родом, а может быть, случилось что-то другое.

Слишком много времени прошло с тех пор. Мари начала понемногу задремывать, но даже в полудреме удивлялась: Дюпон родился на Карибских островах, вырос там, стал буканьером — наполовину охотником, наполовину пиратом. Жажда золота столкнула его с арками и повела сквозь порталы из одного времени в другое, по всем океанам и морям. Дюпона любила девушка по имени Кристин, дочь пирата и капитан корабля. Но во время боя раненый Клод упал в портал, а очнувшись, оказался совсем в другом месте и времени.

Возможно, он и правда помогает искать. Несправедливо, что так получилось. Ей там грустно без. На сегодня ты свободна, отдыхай. Дюпон, глядя на девочку, укоризненно покачал головой. Мари была беспредметницей, то есть человеком, с рождения обладающим уникальным даром.

Она умела становиться незаметной для окружающих, прямо-таки невидимой. Естественно, стезя воровки для Мари была бы просто идеальна. Дюпон запрещал ей такого рода похождения, но проконтролировать, конечно же, никакой возможности не имел.

Он надел шляпу и отправился к зданию Конвента. Центральные секции Парижа отказывались подчиняться Конвенту, все больше вооруженных людей требовали немедленно расправиться со вчерашними кумирами толпы.

Барраса Дюпон застал в состоянии, близком к панике. Я стянул сюда все силы, какие мог, но доверять могу разве что тем якобинцам, которых выпустил из тюрьмы и вооружил. Вот только первую пулю они с удовольствием всадили бы в. Эти будут драться, а остальные… Да мои генералы просто не отдадут такого приказа: При мне упрекал короля в том, что тот не отдал приказа расстрелять толпу! Но отчего не попробовать? Я прикажу послать за.

Дюпон остался и дождался прихода генерала. Бонапарт был сосредоточен и мрачен. Выслушав предложение, он задал Баррасу несколько уточняющих вопросов и попросил несколько минут на размышление. Баррас и Дюпон сидели в молчании, глядя в спину отвернувшегося к окну генерала.

Он не агент арков, иначе не голодал. Но на кого тогда он работает? Неужели Восточный клан арков дотянулся сюда, в Европу? Теперь он был готов действовать.

Их надо доставить прямо. Генерал указал пальцем себе за плечо, туда, где через окно была видна площадь. Вам без пушек неуютно! Скажите лучше, как разместить войска. Если сломается лафет — не чинить, бросить пушку и везти сюда остальные. А теперь простите меня, я должен поговорить с офицерами.

Когда дверь за ним закрылась, Дюпон и Баррас переглянулись. Что ж, пойду выполнять распоряжение нашего военачальника. В городе уже начался открытый мятеж, толпы вооруженных людей стягивались к зданию Конвента, звучали первые выстрелы. Но хозяйка понятия не имела, в какой опасности она находится: Богарне считала, что в положении любовницы Барраса застрахована от любых неприятностей, и практически перестала интересоваться политикой. Еще не все было готово. Но побыстрее спускайся к столу!

Мари не составило труда пробраться в комнату хозяйки и похитить из шкатулки весьма дорогую диадему, украшенную бриллиантами.

Второго, некоего Адольфа, она хотела задержать во Франции и опасалась его приезда. Адольфу она намекала на свои интимные обязанности по отношению к брату, желая отпугнуть его; барону же предлагала разделение, вполне естественное, на ее взгляд: Вот содержание этой депеши от 3 декабря года: Артур Леви, автор наиболее основательно документированных книг о Наполеоне, даст нам и другие доказательства недостоверности легенды об инцесте: Прежде всего, присутствие старой матери было достаточной гарантией.

С самого юного возраста любовные похождения Полины вызывали толки и доставляли массу хлопот царственному брату, который наконец выдал её замуж за генерала Леклерка, отправленного в году на подавление Гаитянской революции. Во время своего пребывания в Вест-Индии Полина не чуралась интрижек с подчинёнными своего супруга, после смерти которого вернулась в Европу, где была выдана замуж за принца Камилло Боргезе.

По случаю этого брака Наполеон выкупил для Лувра лучшие картины из художественного собрания Боргезе и назначил шурина наместником Пьемонта. Несмотря на благоприятное начало, брак Полины с отпрыском одного из знатнейших семейств Италии через пару лет начал трещать по швам. Большую часть времени супруги проводили порознь Полина добилась разрешения навещать брата на острове Эльба, где надолго задерживалась, стараясь хоть как-то скрасить унылый быт Наполеона.

Здесь она впервые в своей жизни оказалась вовлечена не в любовную, а в политическую интригу, став деятельной участницей заговора. Полина Бонапарт даже пожертвовала своими драгоценностями, чтобы организовать побег Наполеона с острова. Новое властвование Наполеона оказалось недолгим, знаменитые сто дней закончились сокрушительным поражением при Ватерлоо. После очередного ареста брата Полина пыталась добиться разрешения сопровождать его на остров Святой Елены.

Но, памятуя о её роли в предыдущем заговоре, ей в этом было отказано Общеизвестно, что своих любовниц Наполеон осыпал подарками; между тем в отношениях с Полиной Боргезе он проявлял самую мелочную расчетливость. Артур Леви приводит два факта: На полях этой записки император поставил резолюцию: Такое скряжничество, повторяем, совершенно несвойственное Наполеону в его отношениях с любовницами, служит еще одним косвенным доказательством его чисто братского отношения к Полине.

К тому же, крестьяне были опутаны сложной и крайне запутанной и противоречивой сетью феодальных повинностей, многие из которых тянулись еще со средних веков. Ясно, что это не нравилось.

У тогдашних предпринимателей были свои проблемы. К тому времени они уже вполне процветали, а иные накопили огромные средства и работали с размахом. Но для власти они были никто и звать их было никак. Пусть и богатые, но — люди второго сорта. Тогда деньги определяли еще не всё. К управлению государством французских буржуа и близко не подпускали. А эти люди полагали, что они вполне могут рулить государственным кораблем получше, чем дворяне.

Но все-таки главное заключалось в самом дворянском сословии. В чем, по сути, смысл дворянства? В том, что эти люди служат родине — с оружием в руках или на гражданских должностях. Так когда-то было и во Франции. Они и своим собственным поместьям не желали уделять внимание.

Поэтому поместья быстро приходили в упадок. А кушать дворяне хотели. И не только кушать. Дворяне хотели жить широко и весело.

Государство же продолжало действовать исключительно в их интересах. И всеми силами старалось всю эту сволочь прокормить.

Чтобы стало еще понятнее, можно привести несколько примеров. Для утоления ненасытных дворянских аппетитов король создал множество очень высокооплачиваемых должностей, которые являлись откровенной халявой. К примеру, каждое утро во дворец приходили два благородных дворянина в роскошных камзолах и при шпагах и торжественно выносили королевский ночной горшок. Получали они за это очень хорошие деньги.

Множество проходимцев просто толкалось во дворце. И они тоже получали. Это означало, что здоровым мужикам платили только за то, что они коптят небо. Халявные деньги тратятся легко. Поэтому дворянство, особенно высшее, превратило жизнь в погоню за наслаждениями. Королю Людовику XVI приписывают фразу: Возможно, так он и не говорил, но дворяне — так жили.

Тон задавал королевский Двор. Жил широко и шумно, выкидывая огромные деньги на бесконечные праздники. Веселью дворянской жизни сопутствовала полная распущенность нравов.

Не существовало таких пороков, каким не были бы подвержены тогдашние аристократы. Впрочем, об этом можно писать отдельную книгу. Здесь же стоит лишь упомянуть, что не зря именно в эту эпоху появился маркиз де Сад. Который не только строчил книжки, но и применял свои идеи на практике. Вообще-то, чтобы лучше представить психологию тогдашних дворян, стоит просмотреть писания де Сада.

Но не пространные и достаточно нудные описания сексуальных извращений, а столь же многословные философские рассуждения маркизовских развратников. Это — не преувеличение.

Они чувствовали себя эдакими сверхлюдьми, для которых крутится вся жизнь. Современным россиянам непросто даже приблизиться к пониманию этой непоколебимой уверенности в собственном превосходстве. Сравнить не с. Сегодняшние новые русские… Они малосимпатичны, но, по крайней мере, новые российские хозяева жизни часто могут сказать: Украли, ограбили — но все-таки.

Сами-то они не заработали ничего! Они тупо проедали наследие предков. Для сравнения снова вспомним книжную серию Александра Дюма о трех мушкетерах. Действие там происходит, как уже отмечалось, примерно за сто лет до революции. Остальные — умерли, а большей частью погибли, не дожив до шестидесяти.

Веселая у ребят была жизнь. И ведь эти люди были не выдумкой господина Дюма — они реально жили, и жили именно. А вот в следующем веке дворяне жили уже куда как тише.

Еще одной проблемой была крайняя замкнутость высшего дворянского мира. Потому-то герой так пыжится. Вот зрители и веселились. Эка, мол, куда он полез со свиным-то рылом в калашный ряд! Опять же для сравнения: Потомственным дворянином мог стать любой, дослужившийся до полковника или до соответствующего гражданского чина.

Недаром герои Белого движения, такие как генерал Корнилов, генерал Марков, в большинстве — выходцы из низов. Ивановы и Петровы сражались как с большевиками, так и за них! Любой биолог вам скажет: Вот англичане — те поступили умнее. У них в XVII веке тоже случилась революция. Которая была похожа на Великую французскую, как пьяная перестрелка бандитов в кабаке — на Курскую дугу.

Хотя и там король не сносил головы. Любой желающий мог купить этот титул и стать аристократом. Заплатив две тысячи фунтов. Деньги по тем временам серьезные. К примеру, известный по классической детективной повести род Баскервилей — потомки удачливых купцов и предпринимателей. Результат был налицо — никаких особо крутых потрясений в Великобритании больше не. Король Людовик XVI был, мягко говоря, профессионалом не самого высокого уровня. Родился он не на своем месте и не в свое время. Его же многочисленные родственники, как показали дальнейшие события, тоже не обладали ни умом, ни силой воли.

Правящая верхушка упорно не желала ничего менять, предпочитая плыть по течению. Подробно описывать ход революции в этой книге нет смысла. Она — о другом. Что он не видел на другой стороне? И терять ему было, в общем-то, нечего. Напомню, что к моменту падения Бастилии он вот уже четыре года сидел без продвижения в чине подпоручика.

А перспективы на стороне революционеров были огромные. Многие взлетают — и тут же падают. А кое-кто и удерживается. Одному из самых ярких лидеров Французской революции, Максимилиану Робеспьеру, на момент штурма Бастилии исполнился 31 год. Революция смела все препятствия на его пути — вроде упомянутого закона года. Да и вообще все дворянские привилегии.

Теперь от человека требовались только ум и энергия. А вот это-то у Наполеона имелось в избытке. Когда умирают иллюзии Во время бурных революционных событий Наполеон занимает круто радикальную позицию. Как говорится, левее его только стенка. В Валансе он вступает в местный якобинский клуб. Как по целям, так и по методам. Методы якобинцы предлагали соответствующие: Кто не с нами — тот против. В конце восьмидесятых такая позиция была все же чересчур радикальной.

Наполеон Бонапарт: И. Волгин, М. Наринский. Диалог о Достоевском, Наполеоне и наполеоновском мифе

Большинство революционеров до таких людоедских взглядов еще не докатились. Да и популярность якобинцев тогда была такой же, как у большевиков в марте года. То есть — практически нулевой.

Так что самое простое объяснение — карьерные соображения — отпадает. Не тот это был путь. Примерно то же самое, что сегодня ради политической карьеры вступить, скажем, в Национал-большевистскую партию. Или податься в скинхеды. Не говоря о том, что и о военной карьере можно было теперь уже забыть навсегда. Сталин и Гитлер — о них все знают. Менее известно, что Мао Цзэдун и Бенито Муссолини начинали, как анархисты. Ничего странного здесь. В эпоху крутых революционных потрясений именно экстремисты наиболее соответствуют духу эпохи.

И, в конце концов, они берут верх. Политолог Борис Кагарлицкий остроумно сравнил крайние политические течения со стоящими часами. Которые показывают точное время два раза в сутки. И на что ставить. Люди начинают большую игру. Где ставка — жизнь. Впрочем, в случае с Наполеоном все было сложнее.

В те времена на Францию ему было, по большому счету, наплевать. Он оставался упертым корсиканским националистом. А как же, заметит ехидный читатель, взгляды Бонапарта, описанные выше? Тут нет никакого противоречия. Да, он был сторонником радикальных идей.

Только реализовывать их собирался на Корсике. Что не помешало ему отчаянно бороться за самостийную Украину. Мы у себя наведем такой порядок, какой хотим. Но для начала — пошлем всех вас на фиг.

В году Наполеон под благовидным предлогом выбивает себе длительный отпуск и отправляется на родину. И там наводит изрядный шорох. До его прибытия Корсика оставалась сонной провинцией. Наполеон начинает активно действовать.

Он добивается того, что местный законодательный орган принимает декларацию, приветствующую события во Франции. Вспомните Прибалтику эпохи перестройки. Однако будущего императора в этом шабаше местного значения быстро задвигают на третьи роли.

Вскоре из изгнания прибывает местный вождь и учитель, культовая фигура корсиканцев — Паоли. Наполеон, как все его соотечественники, встречает лидера националистов с полным восторгом. В искренности его чувств сомневаться не приходится. Это — кумир его детства и юности. Как относился Наполеон к Паоли, говорит следующее. Он делает то, что не совершал никогда больше — ни до, ни. Бонапарт почтительно набивается к местному кумиру в друзья.

Чуть ли не бегает вокруг с заискивающей улыбкой. Все его тогдашние статьи и брошюры сводятся к желанию быть полезным корсиканскому лидеру. Вообще-то, для начала средненькой политической и не только политической карьеры такое начало — дело обычное. Чтобы пробиться в боссы — сперва приходится ради них побегать. Да только вот с характером Наполеона это уж больно не соотносится.

Всю свою жизнь он делал карьеру не так и не такими методами. Ну, не такой он был человек, чтобы, простите за выражение, задницу кому-то лизать! Впоследствии Наполеон гордо отказывался от очень заманчивых предложений, суливших куда большие выгоды — потому что это не соответствовало его взглядам на жизнь.

А вот тут… Что ж, юношеские идеалы — вещь сильная. Напомню, что весь строй мысли Наполеона, все его надежды были связаны тогда с Корсикой и только с. Во Франции он в те годы ощущал себя кем-то вроде гастарбайтера. Который вынужден работать на чужбине, потому что дома жрать нечего… В этом, кстати, его отличие от Сталина или Гитлера.

Сталин никогда не испытывал особой привязанности к Грузии. Австриец Адольф Шикельгрубер свою малую родину тоже не особо высоко ставил. А вот Наполеон был другим… Но самое-то интересное — в том, как повел себя Паоли, глядя на такое вот откровенное виляние хвостом.

Он демонстративно оттолкнул Наполеона. У будущего императора получается как в песне Александра Башлачева: Самое простое объяснение такого нежелания дружить — в клановых корсиканских пережитках. Наполеон действительно был представителем другого клана. Потому что предпочитал жить с французами в мире.

Но согласитесь, трудно предположить в опытном политическом деятеле, пусть и провинциального масштаба, такую непроходимую ограниченность, понятную разве что в каком-нибудь неграмотном горном пастухе.

Занятия политикой быстро отучают от подобной деревенской ксенофобии. Видел в Наполеоне соперника? А ум и талант Наполеона всяко бы пригодился Паоли. Проблема была в том, что на самом-то деле Наполеон уже был на Корсике чужаком. Хотя сам, возможно, до поры до времени этого не осознавал. Это похоже на один из рассказов Чехова.

Приезжает студент на каникулы домой, в глухую провинцию. Он искренне рад видеть своих домашних, счастлив очутиться на родине. Они говорят на разных языках… Никак он не вписывается в местный пейзаж.

Хотя очень этого хочет. Вот и в случае с Наполеоном — то же. Бонапарт жил во Франции, бывал в Париже, прочел бездну книг. И потому, в глубине души, понимает: Франция и Корсика… Глаза Наполеона открываются.

Это в мечтах Корсика была милой родиной. А в реальности — глухая дыра. Подобное отношение проскакивает в его работах времен пребывания на родине. И чем дальше — тем. Все более ясно он формулирует мысль: Понимал он и другое.

Время подобных микроскопических государств, осколков средневековья — стремительно уходит. А политических недомерков все равно сожрут более крутые соседи. Как совсем незадолго до этого Россия, Австрия и Пруссия раздраконили Польшу. Захотелось им так — и всё.