Вячеслав беляев православие знакомства зеленоград

Широнин В. - КГБ - ЦРУ. Секретные пружины перестройки.

Творческая встреча драматурга и режиссёра Хотулёва Вячеслава Викторовича с Варвары · В Зеленоградском благочинии прошли IV Никольские чтения лекция Сергея Алексеевича Беляева на тему " Обретение святых мощей Состоялось знакомство с храмом Преподобной Евфросинии, великой. РУССКОЕ ПРАВОСЛАВИЕ: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭТНИЧЕСКОГО И КРУЧИНСКИЙ Владислав Владимирович ское движение храмов Зеленограда. Современное отношение БЕЛЯЕВА Надежда Федоровна .. логий осуществляется знакомство городских детей с историко-. Владислав ГАЛЕНКО. Россия. Кстати, именно подобные знакомства позднее перерастают в дружеские .. Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА .. или автотранспортом, и первое что делали - шли в православные храмы - на разведку.

До сих пор мне слышится жалостливый материнский голос: И где бы я ни был, икона Казанской Божией матери всегда со мной — постоянная и надежная спутница на всем моем жизненном пути. Маму мою, родившуюся 25 января, нарекли Татьяной. На м году жизни именно в этот же день в январе у нее родились близнецы — я и мой братишка. Казанской иконой был освящен и Московский государственный университет во время торжеств по случаю его открытия.

В Татьянин день начинаются студенческие каникулы. И я каждый раз в течение пяти лет учебы на факультете журналистики МГУ непременно ездил домой, чтобы совместить все эти праздники. Казанская икона Пресвятой Богородицы — одна из величайших святынь Руси, заняла свое почетное место в построенном специально для нее Казанском соборе на Красной площади Москвы Годы учебы на факультете журналистики МГУ оставили неизгладимое впечатление.

Лекции у нас читали самые маститые профессора. Аудитории всегда были переполнены, сюда приходили студенты и с других факультетов. Объем знаний в сфере общественной жизни, философии, зарубежной и отечественной культуры, языковой подготовки был очень обширен Но особый интерес для меня представлял так называемый специальный курс, который я проходил в городе Минске.

Когда прибыл туда на годичную учебу, меня ожидали сюрпризы и неожиданности. Таинства разведки и контрразведки с каждым днем все больше завладевали не только моими мыслями, но и душой. Нам преподавали спецдисциплины, закодированные номерами СД-1, СД-5 и. Основательной была правовая подготовка, криминалистика. Конечно, интереснейшими оказались предметы по оперативной деятельности.

Много часов уделялось физическим и военно-прикладным занятиям. Но, пожалуй, самой отличительной чертой спецкурсов была четко организованная и продуманная связь теории и практики: Они же проводили часть семинарских занятий по конкретным операциям и делам, рассказывали об их сути, анализировали допущенные ошибки. Перед слушателями как бы раскрывалась живая связь времен, событий и поколений. Впоследствии получилось так, что многие преподаватели шли по жизни вместе со своими выпускниками.

Встречались с ними на работе, по возвращении из краткосрочных и долговременных командировок, обсуждали детали некоторых разведывательных и контрразведывательных операций. Думали о том, что еще полезно было бы ввести в спецкурс для новобранцев. Несмотря на разницу в возрасте, у меня сложились добрые отношения с бывшим педагогом Бусловским он был руководителем моего диплома по спецдисциплинепсихологом Иваниньш Прошу извинить, что за давностью лет запамятовал их имена.

Дорожу знакомством с начальником чекистского кабинета Евгением Чеботковым. Часто встречаюсь с профессором доктором исторических наук Василием Коровиным. В истории спецслужб много интересного, не утратившего своего значения за давностью лет, того, что можно использовать и в нынешней ситуации.

Непререкаемым авторитетом в этой области для всех нас являлся Леонид Шебаршин, покинувший пост главы советской внешней разведки в году. Он прослужил в ней свыше трех десятилетий — профессионал, знающий свое дело до мельчайших подробностей.

Александр Максимов. Российская преступность: Кто есть кто

Шебаршин всегда подчеркивал, что разведка — это инструмент политики. Однако она, по его убеждению, не может заменить политику и сама формулировать свои задачи.

Постановка целей для разведки — прерогатива и обязанность высшего руководства. А цели эти вытекают из политических и экономических задач, стоящих перед государством на данном этапе развития. И примеры таких разведывательных предприятий, как в этом несложно убедиться, дает уже один из самых ранних источников человеческой культуры — Библия. Сорок дней и ночей плавал праведный Ной по водам всемирного потопа, пока его ковчег не пристал к склону Арарата. Мудрый кормчий не стал рисковать жизнями чистых и нечистых, томящихся на борту его судна.

Он послал в разведку ворона, чтобы узнать, убыла ли вода с земли, но тот вернулся ни с. Тогда Ной выпустил голубя — тоже безуспешно. И, помедлив еще семь дней, он опять выпустил голубя, который возвратился со свежим масличным листом в клюве.

Так Ной узнал, что вода сошла с земли. Если вдуматься, это поистине классический пример разведывания обстановки, причем, как остроумно выразился Шебаршин, с помощью доступных в то время технических средств. Моисей послал 12 сородичей в разведку, чтобы посмотреть страну, но не ограничил их заданием чисто топографического характера, а сформулировал его значительно шире.

Библия так повествует об. И сказал им Моисей: В принципе подобного рода задания разведчики, как нетрудно понять, выполняют и. Разведка всегда была почетным занятием.

Бывали случаи, когда даже король или маршал переодевались и шли в разведку. Этому есть примеры и в XX веке.

КГБ – ЦРУ – Секретные пружины перестройки

Например, достоянием гласности стали факты по вербовочным подходам к И. Майскому, советскому послу в Лондоне с по год. Во главе той шпионской операции британских служб стоял не кто иной, как сам Исторические факты прошлых веков, да и нашей современности свидетельствуют, что государства, не забывая утверждать за собой славу рьяных миротворцев, наблюдали и наблюдают друг за другом с пылом закоренелых врагов.

Отряды и полки секретных служб иногда сокращаются, но никогда не демобилизуются. Их не распускают по домам ни по какому мирному договору. Она служила как бы прелюдией войн и сопровождала их до победного конца или поражения. Разведки соперничающих государств засылают друг к другу в тыл своих шпионов, вредителей, а порой диверсантов и убийц, дают им задания внедряться в структуры и учреждения этих государств, создавать там свою сеть и в случае необходимости взрывать их тылы, чтобы ослабить и подорвать мощь противника.

История Первой и Второй мировых войн, гражданские войны XX века, периоды становления и распада Советского Союза полны многочисленных и жестоких эпизодов подрывной деятельности разведок разных стран. Известно, что наивысшую активность в период Первой мировой войны развила немецкая разведка во Франции. Только в парижских гостиницах в качестве лакеев и другой прислуги находилось на службе около 40 тысяч немецких агентов.

В тот же период было арестовано свыше 10 тысяч немецких и австрийских шпионов в одной лишь Англии.

КГБ: Александр Максимов. Российская преступность: Кто есть кто / Дополнительно / Читать онлайн

Иными словами, речь идет не о сотнях, не о тысячах, а о десятках тысяч шпионов! Франция, со своей стороны, тоже не дремала. Она в очередной раз доказала миру, что на войне разведчик является едва ли не самым смертоносным оружием, — я бы сказал, единственным древним оружием, не терявшим своего значения на протяжении тысячелетий.

По французским данным, ловкая женщина-разведчик в период Первой мировой войны уничтожила шестнадцать транспортов и торговых кораблей. Такой результат, гораздо более губительный, чем действия любого линейного корабля, наводит на мысль, что разведчики могут быть не только мощным, но и самым экономичным в истории оружием.

В генеральном штабе, военном министерстве Испании и в армии орудовали фашисты во главе с немецким офицером Милибраном. Все дело подготовки мятежа возглавлял представитель генерального штаба Хуан Гунц. Так называли подпольную агентуру фашистов, изменников и предателей, которые действовали в Мадриде. По долгу службы я много изучал работу иностранных разведок, методы и способы их подрывной деятельности. И могу со всей ответственностью сказать, что этот термин отнюдь неспроста появился в наших и зарубежных средствах массовой информации в период распада СССР Об истории разведки и контрразведки написано множество увлекательных книг.

Эта тема поистине неисчерпаема. Опыт работы у него был богатейший — ему выпало трудиться в ряде территориальных управлений, в республиканском Комитете, затем в центральном аппарате, в разведке. Иван Алексеевич обладал поистине необыкновенным аналитическим умом.

Именно на годы его работы в органах КГБ падают самые громкие разоблачения агентов иностранных спецслужб. Иван Алексеевич всегда стремился привить своим сотрудникам уважительное отношение к историческому прошлому и опыту не только спецслужб России, но и иностранных государств — так сказать, профессиональных соперников.

В этом отношении мне особенно памятны его суждения о германских разведывательных службах, о традиционном почерке работы которых мы, помнится, беседовали в госпитале, куда однажды угодили надолго и. Маркелов, к сожалению, так из него и не вышел. Видимо, уже понимая, что времени у него осталось немного, он старался подробно посвящать меня в свои многолетние наблюдения.

Был очень искренен, особенно обстоятельно говорил об ошибках, которые случаются в любом деле, хотел предостеречь от их повторения своих последователей.

Ведь в тот период я работал в его главке — в аналитическом подразделении. Помню, разговор о германских разведывательных службах начался весьма своеобразно: Он прибыл в СССР под крышей посла в году. Фридрих Вернер фон дер Шулленбург был наиболее крупным и опытнейшим германским разведчиком — специалистом по Закавказью. Награжден железным крестом 1 степени за участие еще в Первой мировой войне. Далее Иван Алексеевич сообщил любопытный факт. Царской контрразведке, осуществлявшей слежку за Шул-ленбургом, в начале года каким-то образом удалось изъять у него записную книжку с фамилиями немцев, а также некоторых грузин и армян.

Это оказался список агентов, который впоследствии полностью совпал со списком лиц, изобличенных советской контрразведкой в шпионаже в пользу нацистской Германии.

Иными словами, агентура Шулленбурга была очень глубокой, законспирированной, она пережила революции и в России, и в Германии, но продолжала исправно обслуживать своего шефа.

Агенты Шулленбурга отличались хорошей выучкой и преданностью германской разведке. Сам Шулленбург прибыл в качестве вице-консула в город Тифлис в году. Хорошо изучив Закавказье и завязав обширные связи в великосветских грузино-армянских кругах, он приступил к разведывательной работе. Маркелов обратил мое внимание, пожалуй, на самую главную и характерную особенность разведывательного почерка германских спецслужб.

Шулленбург вначале организовал резидентуры из числа немцев, обосновавшихся в Закавказье в немецких колониях. После этого усилия резидентур были сосредоточены на работе в среде грузинских националистов с целью провозглашения независимости Грузии под протекторатом Германии. Война года на какой-то период прервала активную разведывательную деятельность Шулленбурга на территории Закавказья. За два месяца до ее начала он неожиданно выехал в отпуск в Германию и вскоре принял деятельное участие в формировании грузинского национального легиона, воевавшего потом на стороне Германии на турецком фронте.

За время его отсутствия завербованная им агентура не бездействовала. Из грузинской прессы тех лет видно, что этот комитет и часть грузинских националистов вели активные переговоры с германскими правительственными кругами о провозглашении грузинской независимости.

В конце года Шулленбург вновь появился в Закавказье в качестве главы дипломатической миссии при командующем германскими оккупационными войсками генерале фон Крессе. Работа резидентур резко оживилась. Через них Шулленбург провел ряд политических комбинаций по заключению договоров между горцами и мусаватистами с целью объединения Закавказья и Северного Кавказа в единую государственную систему — опять же под протекторатом Германии. То, что в тот период планы Шулленбурга установить германский протекторат в Закавказье не сбылись, — не его просчеты.

Исторический ход событий после Великой Октябрьской революции направил историю этого региона по другому руслу: А в году Шулленбург опять появился в нашей стране, но уже в ранге посла Германии. Опытный разведчик, освоившись в Москве, он через несколько месяцев совершил поездку в Закавказье. Вернее, не поездку, а трехнедельное путешествие со своей дочерью, а также секретарем миссии и его женой, секретарем Английской миссии.

Шулленбург, конечно же, предполагал, что за ним может следить советская контрразведка. И любопытен такой случай. На Кавказе, по дороге из Чаквы в Батуми, по неизвестным причинам у машины, в которой ехал посол, вдруг отказали тормоза. Сотрудники личной охраны, не растерявшись, подставили под удар свою машину и этим остановили катившийся в пропасть автомобиль.

Побледневший от испуга посол благодарил сотрудников охраны и жал им руки. Наша контрразведка, конечно, занялась расследованием этого ЧП, которое, как намекнул граф Шулленбург, могло подготовить гестапо. Полностью маневр Шулленбурга не получился. Нам удалось засечь, что граф восстановил связь с некоторыми резидентами германской разведки. Маркелов даже вспомнил их имена. А что касается самого ЧП, то посол допустил непростительную оплошность.

Показывая агенту советской контрразведки, внедренному в круги закавказских немцев, фотографические снимки, сделанные на Кавказе, Шулленбург сказал: Для чекистов, когда им стали известны эти слова, не составило труда разобраться с истинными причинами ЧП, а тем более восстановить детали дальнейшего путешествия графа Но опытнейший контрразведчик предостерегал о.

У графа Шулленбурга был достойнейший и умный последователь — барон фон Дорнберг, военный атташе при германском посольстве в Таллине, запасной резидент в Эстонии по разведдеятельности на территории СССР. Надо сказать, что немцы до войны собирали всесторонние сведения о многих странах мира. Через разведку, работавшую под руководством морских и военных атташе, они накапливали данные о портах, главных городах, о холмах, с которых будет бить артиллерия, о мостах и железнодорожных линиях, дорогах и долинах, рвах и каналах, о всех препятствиях и, конечно, об укрепрайонах, морских базах, сухих доках и арсеналах.

Но был и еще один фактор. Известный агент гитлеровской разведки Отто Абети, действовавший во Франции, заявил, что ему удалось подкупить 12 видных членов французского парламента, которые выполняли задания Гитлера. В России разведка была поставлена ничуть не хуже. До года, когда при генеральном штабе был учрежден Военно-ученый комитет, который вел военно-разведывательную работу против иностранных государств, при штабах существовали специальные разведывательные отделы или бюро.

Наряду с этим разведдеятельностью занимались и некоторые представители дипломатического аппарата, полицейских органов. Среди наиболее удачливых разведчиков русского генштаба на спецкурсах КГБ в Минске называли военного атташе полковника Александра Чернышева. Александр I благословил Чернышева пожеланием: Потом проси у меня что хочешь: Изображая повесу, ловко интригуя через женщин, он подкупает чиновников Наполеона. Сверхсекретный план нападения на РОССИЮ был закончен 4 марта, и этот документ вскоре очутился на столе русского императора в Зимнем дворце!

Наш маститый историк Евгений Тарле писал о миссии Чернышева: Перед Первой мировой войной не менее удачливым разведчиком был полковник российского генерального штаба военный агент по современному — военный атташе М.

Он получал ценнейшую информацию от завербованного им начальника контрразведки генерального штаба Австро-Венгрии полковника Альфреда Редля. Марченко, в конце х годов прошлого столетия в генштаб регулярно поступали достоверные и крайне ценные сведения, касающиеся военных планов, вооружений, военного и экономического потенциала Австро-Венгрии и союзной ей Германии.

Именно через Редля российский генштаб получил такие важнейшие сведения. Военные историки 30 процентов этих потерь относят на счет знания Сербией планов противника, то есть на счет достижений российской военной разведки и ее агента Редля!

За годы работы в органах КГБ я перечитал множество книг и архивных материалов и потому знаю, что вся деятельность военного разведчика М. Марченко, а также его многолетнего и верного агента А. Редля — высочайшее достижение и триумф российских разведывательных служб. Без традиций разведслужбам, обеспечивающим безопасность государства, трудно надежно выполнять свою миссию.

Не гнушались никакими средствами — организовывали заговоры, мятежи, шпионаж и диверсии, террор и саботаж. Необходим был специальный орган по выявлению и пресечению тайных подрывных действий этих сил. В своей подрывной деятельности против Красной России иностранные разведки использовали имевшийся у них большой практический опыт, применяя самые разнообразные методы. Убедительные свидетельства этого можно найти в зарубежных публикациях, которые долгое время были недоступны российской и мировой общественности.

А основным его помощником был небезызвестный Сидней Рейли. История эта весьма поучительна. Зигмунд Розенблюм, он же Рейли, родился на территории русской Польши в году в семье зажиточного еврея. До Первой мировой войны его знали в Санкт-Петербурге как преуспевающего бизнесмена и двоеженца.

Весной года Рейли вернулся в Красную Россию уже в качестве агента английских спецслужб под кодовым именем CT-I и закружился в вихре событий. Эти качества вызывали восхищение как у Манфилда Камминга, первого начальника английской секретной разведывательной службы, так и у Уинстона Черчилля. Заговор этот, существование которого до сих пор пытаются отрицать или дезавуировать, как известно, был своевременно пресечен ВЧК.

Но истины ради, полезно привести из цитируемой книги еще несколько выдержек, свидетельствующих о широте подрывных замыслов британских разведывательных спецслужб, которые в х годах взяли на себя основную роль в организации заговоров в России с целью свержения большевизма и власти Советов. Наиболее полно и скрупулезно эти материалы исследовали научные работники Академии федеральной службы безопасности РФ В.

Николаев, поэтому я хочу воспользоваться некоторыми их наблюдениями и выводами. Потому на юг России а именно в Одессу с 21 по 24 февраля года была срочно командирована английская миссия во главе с полковником Войдем, в состав которой вошел и Сидней Рейли.

Из Одессы Рейли не вернулся в Англию, а был прикомандирован к английскому военно-морскому атташе Френсису Аллену Кроми. Это было третье и самое короткое пребывание Рейлн в Петрограде ранее он жил здесь подолгу: Наступление немцев на Петроград подталкивало английскую разведку к активным и несколько лихорадочным действиям. Лениным на пост руководителя Высшего Военного Совета Республики. Но в этом деле Рейли потерпел серьезное поражение. Не только раскусил, но и подробно живописал его безуспешные попытки втереться в доверие бывшего генерала, чтобы — ни больше, ни меньше — уговорить последнего передислоцировать корабли Балтийского флота таким образом, чтобы подставить флот под удар германских подводных лодок.

Я перестал его принимать, а секретарям ВВС, к которым все еще наведывался подозрительный английский сапер, запретил всякие с ним разговоры. Последнее для нас весьма важно. Бонч-Бруевича — Владимир Дмитриевич, старый революционер-большевик, давний сподвижник В. Таким образом английский агент попал в поле зрения ВЧК. После переезда Советского правительства в Москву и вскоре вслед за этим — миссии Локкарта Рейли циркулирует между городами: Так, в мае года он стал последним звеном в цепочке, тянувшейся с Дона, и провел смелую операцию — под видом сербского офицера перевез в Мурманск А.

Керенского, до того скрывавшегося на Дону.

Начиная с 17 августа года он передает Берзиню свыше миллиона рублей, меньше всего полагая, что деньги эти немедленно поступают в сейфы ВЧК. Берзинь сейчас же передал их мне, — докладывал Я. Свердлову комиссар латышской стрелковой дивизии К. Петерсон, — и я деньги отвез прямо тов. На следующий день Рейли уже в Питере, проводит совещание с Кроми и другими заговорщиками, не зная, что петроградский очаг заговора — посольский особняк — уже под наблюдением чекистов.

Питерцы накапливают сведения о заговорщиках, ждут приезда московской группы. Несколькими часами раньше в Петрограде убит Урицкий. Феликс Эдмундович принимает решение ликвидировать заговор раньше намеченного срока. Вечером 31 августа оперативная группа москвичей и питерцев окружает здание английского посольства на набережной Невы. С минуты на минуту должен подойти Рейли. Он вот-вот может взяться за ручку входной двери посольства и тогда Кроми не выдерживает, открывает огонь.

Чекисты вынуждены отстреливаться, хотя у них есть задание взять всех живьем Рейли шел в посольство без опаски: В посольстве гремят выстрелы. Между тем, ответная чекистская пуля наповал сразила Френсиса Аллена Кроми. Хилл приехал в Россию за два месяца до Октябрьской революции в качестве сотрудника миссии Королевского летного корпуса.

Но весной года он уже сотрудничал с британской разведкой. Как и Локкарт, он надеялся, что Брестский мирный договор будет аннулирован и что существует возможность убедить большевиков присоединиться к войне против Германии. Прежде всего, я помог военному штабу большевиков организовать отдел разведки, чтобы выявлять немецкие соединения на русском фронте и вести постоянные наблюдения за передвижением их войск Любопытны и некоторые другие факты из жизни этого профессионального разведчика.

Во время Второй мировой войны Хилл снова прибыл в Москву, но уже в качестве офицера связи отдела специальных операций, когда на более высоком уровне было установлено сотрудничество между разведками Англии и Советского Союза.

Он также хорошо известен мне по архивным обзорным материалам КГБ и касается сведений об участии Локкарта в подготовке и реализации заговора с целью свержения коммунистического режима. В частности, вместе с французским генеральным консулом в Москве Фернаном Тренером он передал 10 млн. Такое свидетельство авторов книги — британского профессора Кристофера Эндрю и Олега Гордиевского — подтверждает наши данные.

Упомянутый в британском издании В. Савинков являлся комиссаром Временного правительства при Ставке главковерха, затем комиссаром на Юго-Западном фронте. Из этих материалов видно, что Савинков в августе года поддержал контрреволюционный мятеж генерала Корнилова. После победы Октябрьского вооруженного восстания участвовал в контрреволюционном мятеже Керенского-Краснова, после его разгрома бежал на Дон к генералу Алексееву. Деньги Локкарта и Фернана Тренера не лежали в банках. На Дону Савинков принял непосредственное участие в формировании Добровольческой армии и в создании террористических дружин для покушения на Ленина и других руководителей Советского государства.

В году Савинков укрылся за границей, откуда продолжал руководить террористическими формированиями. На суде он признал свои преступления. В мае года, находясь в тюрьме, Савинков покончил жизнь самоубийством. В неимоверно сложных условиях советская разведка отслеживала обстановку. Одержав внушительную победу над англо-французскими войсками, оккупировав Данию, Норвегию, Голландию, Бельгию и Францию, вынудив Англию убрать свои войска с Европейского материка, гитлеровское командование вновь вернулось к своей давней цели — подготовке к войне против СССР.

О нем знали считанные люди. Этим планом определялась и точная дата начала войны, а ведь дата — это тайна в тайне. И все-таки один из добравшихся до нее разведчиков за три месяца до нападения фашистов на СССР раскрыл замыслы гитлеровского Генштаба и назвал дату: Этим человеком был Рихард Зорге. К сожалению, даже сегодня, следуя профессиональным принципам, об этом человеке, одном из крупнейших советских разведчиков, можно рассказывать скупо и с определенными купюрами.

Не пришло еще время говорить о его операциях во всей полноте. Вот лишь некоторые этапы его жизненного пути. В году в Берлине состоялся съезд германской коммунистической партии. ЦК ВКП б направил на съезд свою делегацию. ЦК германской компартии поручил охрану нашей делегации Рихарду Зорге. Общаясь с членами делегации, Р.

Зорге произвел положительное впечатление и был приглашен с супругой посетить Москву. В начале года Зорге и его жена Кристина прибыли в СССР позднее Кристина погибла за границей при выполнении разведывательного задания.

В Москве с г. Зорге работает в аппарате Коминтерна. Здесь он вступает в ВКП б. Зорге одновременно работает заведующим клубом немецких коммунистов Краснопресненского района столицы. Следующий важный этап в его жизни — это работа в отделе международных связей Коминтерна отдел занимался организацией разведывательной работы за границей. С по гг. Зорге посетил Англию, скандинавские страны и Италию, где он проводил нелегальную разведывательную работу по линии Коминтерна.

В феврале года к власти в Германии пришли фашисты. Немало членов германской компартии порвали с ней связь и вступили в нацистскую партию. Используя это обстоятельство, Зорге едет в Берлин, где тоже вступает в ряды национал-социалистов. Однако при этом Зорге попросил, чтобы членский билет ему выдали в германском посольстве в Токио, куда его направили в качестве журналиста.

Расчет был на то, что это произведет впечатление на сотрудников посольства. Через Вашингтон Зорге прибыл в Токио. Первые годы пребывания в Японии он как журналист использовал для установления связей с сотрудниками посольства и сбора разведывательной информации. Центр был не удовлетворен его работой, и вскоре ему дали задание внедриться на работу в германское посольство. Зорге прекрасно понимал риск этого задания, знал, что его будут тщательно проверять в Германии.

О своих сомнениях он сообщил в Центр, но оттуда пришло подтверждение задания. В результате Зорге через своего друга Вольфа — приятеля посла Отто, подал заявление с просьбой о зачислении в штат посольства. Отто направил в МИД Германии соответствующие документы, которые были переправлены в гестапо для проверки.

Однако по неизвестным причинам руководство гестапо не стало проверять Зорге по Германии если бы проверили, то сразу установили бы, что Зорге — внук известного немецкого революционера Зорге, который вел переписку с Марксом, а также то, что Зорге был активным членом германской компартииа поручило своему работнику в Токио полковнику Майзингеру решить вопрос на месте. Майзингер был начальником контрразведки, дал Зорге хорошую характеристику, и его приняли на работу в качестве начальника информационной службы посольства.

Вот так Зорге получил доступ к шифрованной переписке посольства. Итоги работы резидентуры Зорге в Японии превзошли все ожидания. Он, в частности, сообщал сведения о политике японского правительства в отношении СССР, о взаимоотношениях Японии и Германии. О том, что Германия нападет на СССР в году, о сосредоточении германских войск на советско-германском фронте в году.

Осенью сорок первого года под Москвой и зимой сорок второго на Волге были остановлены отборные фашистские войска. В победном исходе этих сражений существенную роль сыграли свежие, отлично оснащенные сибирские дивизии, переброшенные с Дальнего Востока. Но мало кому известно, что решение об их переброске было принято лишь после получения достоверной информации о том, что в тот момент Советскому Союзу не угрожало нападение со стороны Японии.

Советским разведчиком, добывшем эту ценнейшую информацию, был Рихард Зорге. Профессионалы даже жестко противоборствующих спецслужб всегда по достоинству и с уважением оценивают подвиги настоящих разведчиков. Зорге сумел создать самую блистательную организацию Все члены группы Зорге, как это ни покажется необычным, работали ради идеи, ради общего дела, а не ради денег. Те средства, которые они получали из центра по нашим понятиям весьма скромныешли на оплату конспиративных квартир и переезды В 10 часов 20 минут по токийскому времени 7 ноября года в небольшой камере каменной тюрьмы в Токио Зорге мужественно встретил смерть как человек, выполнивший свой долг.

Его последние слова были: Да здравствует Советский Союз! Кстати, в праздничных номерах советских газет того времени публиковался Указ о присвоении званий Героев Советского Союза группе разведчиков. В Указе по праву могла быть и фамилия Рихарда Зорге. Но ее не. Признание и слава пришли к этому выдающемуся человеку много лет спустя.

Вот некоторые имена, получившие широкую известность. Но статья Трубицына нас до глубины души возмутила. Возмутила своей категоричностью, которая говорит об ограниченности автора, считающего себя умнее.

Очевидно, что Трубицын новичок в данной теме и лучше бы он "не садился не в свои сани". Где же ему самому понять Рубцова? Ему ближе шнейдерманы - те, о которых Рубцов писал: А таких Рубцов в Ленинграде насмотрелся, и ему хватило несколько месяцев, чтобы написать "Видения в долине".

Где уж гражданину Трубицыну понять, что диссиденты, к которым он себя относит, защищали свое ЭГО и готовы были ради этого пойти на откровенное предательство, а Рубцов, ничего не имеющий, никогда не жаловавшийся, защищал то, что любил больше всего - родину, Россию.

Возмущает позиция редакции "Нового Петербурга", которая, преследуя меркантильные цели, ради сомнительного привлечения новых читателей печатает столь низкопробный непрофессиональный материал, который отвратит постоянного читателя от газеты.

Очень жаль, что "Новый Петербург" сдает свои позиции и превращается в "желтеющую" прессу. Статью Трубицына да и свою в" Новом Петербурге " я ещё не видела, но газету мне купили. Мнению А Тищенко и Т. Даниловой по поводу статьи Трубицына я доверяю. Но не в этом. Главное то,что постоянно недруги Рубцова указывают на то,что он не знал русской истории,не знал русского народа, о чём писал в своей книге о Николае Рубцове "Слова и слава поэта" Эдуард Шнейдерман.

Накануне дня Памяти Рубцова мне хочется вспомнить мысли его подлинных друзей по этому вопросу.